11 Ιανουαρίου, 2021
από Анархия сегодня
190 προβολές


Размышления не только о том, как улучшить положение заключенных анархистов в так называемой Беларуси, но и о том, как способствовать падению местной диктатуры.

В последнее время в тюрьмах находятся анархисты, уже имеющие большой опыт репрессий режима Лукашенко. Дмитрий Дубовский, Игорь Олиневич, Сергей Романов, Дмитрий Резанович, Николай Дзядок, Акихиро Гаевский-Ханада и другие. Причина их преследования очевидна: они сопротивлялись диктатуре. Режим в Беларуси ничем не отличается от других диктатур. Он не принимает активное сопротивление собственному злу, даже если это только деятельность отдельных лиц или небольших групп. Правящий класс понимает, что после стольких лет угнетения любое сопротивление имеет большой потенциал стать богаче до тех пор, пока не захлестнет режим и он не падет.Репрессии со стороны структур, защищающих режим, нарастают по мере того, как сопротивление становится массовым.

Уже тысячи людей на улицах белорусских городов стремятся свергнуть диктатора. У большинства из них нет другой цели, кроме как установить в стране парламентскую демократию западного образца. С анархической точки зрения это можно рассматривать как непоследовательное отношение, не учитывающее фундаментальный характер проблемы.

Тем не менее, из этого можно сделать два положительных вывода.

1. Само давление на режим и возможное достижение его краха могут означать улучшение положения заключенных анархистов и других заключенных. Может произойти смягчение наказания, улучшение условий содержания в тюрьмах или даже освобождение.

2. Любое восстание против угнетения, каким бы реформаторским оно ни было вначале, может впоследствии преследовать революционные цели. Активное участие революционных меньшинств может способствовать этому, подталкивая к деятельности, выходящей за рамки буржуазно-демократических рамок.

То, что происходит в так называемой Беларуси, не является социальной революцией, как думают анархисты. Давайте не будем питать иллюзий, чтобы потом не иметь дело с болью разочарования. Давайте не будем искать в событиях того, чего нет. Но давайте не будем также воспринимать отсутствующее революционное содержание как предлог для пассивного отступления. Нужно быть без иллюзий, но в то же время вмешиваться в ситуацию анархическим образом. Пытаться переломить ход событий в пользу анархических целей.

Приговоры некоторым анархистам в Беларуси были смягчены в результате давления со стороны международного сообщества, правозащитных организаций, дипломатии и даже депутатов Европарламента. Некоторые люди сейчас связывают свои надежды с этими сферами. Хотя досрочное освобождение является огромным облегчением для товарищей и их близких, даже здесь необходимо остерегаться иллюзий. Если режим Лукашенко продолжит ослаблять репрессивные меры под давлением дипломатии или правящей элиты других стран, это не является признаком доброй воли. Это не бескорыстная помощь. Обычно это стратегический выбор – сделать режим более легитимным в глазах зарубежных критиков и тем самым ослабить международное давление.

Освобождение нескольких заключенных создает впечатление, что режим осознает свои ошибки и не хочет их продолжать. Однако это маневр прикрытия. По сути, режим не меняется. Он идет по тем же путям, только при поддержке официальных правозащитников, которые неосознанно помогают из-за рубежа составить лучшую картину режима, чем он есть на самом деле.

Любое улучшение положения заключенных товарищей – это очень позитивная новость. Но давайте не позволим этому стать поводом для отказа от анархической перспективы и бескомпромиссного отрицания авторитарных структур всех государств. Депутатов Европарламента и правительственных дипломатов нельзя прославлять некоритично. Хотя они иногда выступают за освобождение анархистов из тюрьмы, мы не связаны партнерством с ними. Мы не должны смотреть на них как на надежду, потому что их цели означают блокирование и препятствование нашим целям.

Игорь Олиневич, один из заключенных анархистов, выразил скептицизм по поводу помощи правительств и их учреждений в своем тюремном дневнике “Еду в Магадан” в 2011 году, где он написал, что Беларусь играет роль сырьевой, наиболее экологически загрязненной страны с экономической точки зрения за счет переработки газа, производства пластмасс, пищевых добавок, удобрений, бумаги, цемента и т.д.. В целом, Европа может принимать резолюции и проводить декоративные маневры по демократии по своему усмотрению, но на самом деле она совсем не против такого положения вещей. Можно также торговать и с людоедами – в этом суть европейской политики.

Это не просто выражение недоверия к официальной политике. Это еще и указание на то, куда должны быть направлены революционные силы. Правительства и бизнесмены Евросоюза в первую очередь заинтересованы в беспрепятственной международной торговле. Если режим Лукашенко им не мешает, то у них нет оснований настаивать на его отстранении. Как хорошо заметил Игорь Олиневич: “Нам не от кого ждать помощи”. Никто нас не спасет, кроме нас самих.”

Если мы знаем, что стабильность белорусского режима зависит от торговли с соседними странами, то из этого следует, что блокирование этой торговли в значительной степени способствует дестабилизации. Много лет назад Игорь рассказал, какие отрасли экономики являются ключевыми в стране. Каждый из нас имеет возможность узнать больше об отдельных экономических субъектах и их положении в регионе, в котором мы живем. И любой, даже с минимальными ресурсами, может создать проблемы или остановить их работу. Белорусский режим – это не изолированное явление, закрытое между национальными границами. Его экономические и политические интересы распространяются по всему миру. Отслеживать и вмешиваться имеет больше смысла, чем полагаться на маневры держав.

Лукаш Борл, декабрь 2020 года

источник

Другие статьи:





Πηγή: A2day.net